При противоречии закона и договора применяется

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (495) 332-37-90
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 449-45-96 Доб. 640

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 настоящей статьи, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона пункт 1 статьи 6 к отдельным отношениям сторон по договору. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами смешанный договор. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Гражданский кодекс РФ допускает свободу договора, но ограничения такой свободы могут содержаться в специальных законах. И судам постоянно приходится решать дилемму: что важнее — условия договора или нормы законодательства?

Во всех странах существует определенная иерархия нормативно-правовых актов, устанавливающая их относительный приоритет на случай коллизий. В России эта иерархия в части федеральных НПА выглядит так: Конституция — ФКЗ — федеральные законы — акты президента — акты правительства — акты исполнительных органов. Но что делать, если случилась коллизия между актами одного уровня, например, федеральными законами?

Ваш IP-адрес заблокирован.

Во всех странах существует определенная иерархия нормативно-правовых актов, устанавливающая их относительный приоритет на случай коллизий. В России эта иерархия в части федеральных НПА выглядит так: Конституция — ФКЗ — федеральные законы — акты президента — акты правительства — акты исполнительных органов.

Но что делать, если случилась коллизия между актами одного уровня, например, федеральными законами? Обычно законодатель как-то не задумывается о возможности подобных коллизий, так что правила их разрешения судам приходится изобретать самостоятельно. В странах общего права, например, правила судебного толкования нормативных актов, частью которых являются правила разрешения коллизий — это целая отдельная наука. Все каноны выработаны самими судами, а не установлены каким-либо писаным законом.

Впрочем, к этим канонам, кажется, не стоит относиться слишком всерьез. Американский правовед Карл Ллевеллин в своей классической и довольно ехидной статье от года привел целую таблицу, свидетельствующую о том, что едва ли не на каждый канон есть канон с противоположным смыслом. Так, канону, требующему буквального толкования закона, противостоит канон, требующий учета судом целей принятия закона.

Plainly, to make any canon take hold in a particular instance, the construction contended for must be sold, essentially, by means other than the use of the canon: The good sense of the situation and a simple construction of the available language to achieve that sense, by tenable means, out of the statutory language.

Что касается коллизии законов, наиболее существенны два канона, считающиеся общепринятыми. Один из них Lex specialis derogat legi generali утверждает приоритет специального закона над общим. Рациональное обоснование канона состоит в том, что, принимая специальный закон, законодатель стремится уточнить и при необходимости модифицировать нормы общего закона применительно к конкретным ситуациям. Другой канон Lex posterior derogat legi priori утверждает приоритет более позднего закона над более ранним.

Рациональное обоснование — законодатель, принимая более поздний закон, неявно отменяет конфликтующую с ним норму более раннего закона. Но что делать, если речь идет о конфликте двух законов, один из которых специальный, а другой — поздний? С точки зрения формальной логики приоритет, по-видимому, должен иметь специальный закон иначе правило о приоритете специальных законов вообще утрачивает область применимости. В реальных, а не идеальных правовых системах на этот вопрос, по-видимому, нет однозначного ответа.

Суды высказывались в том роде, что если поздний общий закон можно истолковать в смысле, допускающем продолжение применения раннего специального закона, то именно так его и надо толковать: специальный закон остается приоритетным Generalia specialibus non derogant. Now if anything be certain it is this, that where there are general words in a later Act capable of reasonable and sensible application without extending them to subjects specially dealt with by earlier legislation, you are not to hold that earlier legislation indirectly repealed, altered, or derogated from merely by force of such general words, without any evidence of a particular intention to do so.

Однако эта формулировка, очевидно, означает также, что если поздний общий закон упомянутым образом истолковать невозможно, то приоритет имеет именно он, а ранний специальный закон не применяется. Проще говоря, суд разрешает конфликт по своему усмотрению на основании соображений здравого смысла. Implied repeal of particular enactment by general enactment.

It is difficult to imply a repeal where the earlier enactment is particular, and the later general. In such a case the maxim generalia specialibus non derogant general things do not derogate from special things applies. If Parliament has considered all the circumstances of, and made special provision for, a particular case, the presumption is that a subsequent enactment of a purely general character would not have been intended to interfere with that provision; and therefore, if such an enactment, although inconsistent in substance, is capable of reasonable and sensible application without extending to the case in question, it is prima facie to be construed as not so extending.

The special provision stands as an exceptional proviso upon the general. Заметим, что ключевым соображением во всех случаях является желание суда проникнуть в предполагаемые намерения законодателя, дав конфликтующим законам наиболее логичное и непротиворечивое совокупное толкование. Дело о прослушке. Новый общий закон не имеет приоритета над старым специальным законом. Несколько человек были арестованы в Северной Ирландии по подозрению в терроризме.

Они заподозрили, что их встречи с адвокатами, а также врачами, прослушиваются тюремным начальством. Тем самым подозрения превратились в уверенность.

Заключенные обратились в суд. Тюремное начальство полагало, что право прослушки у него есть. В году британский парламент принял закон Regulation of Investigatory Powers Act — RIPA , содержащий весьма обширные полномочия разного рода спецслужб на подслушивание и подсматривание, в том числе на контроль общения в интернете.

Между тем ранее действовавшее законодательство о полиции и тюрьмах не допускало прослушивания встреч предполагаемых преступников с их адвокатами и врачами во всяком случае, без специальных разрешений. Кроме того, в том же году вступил в силу закон о правах человека Human Rights Act , имплементирующий в британское законодательство положения Европейской конвенции о правах человека.

В частности, статья 8 Конвенции предусматривает право на уважение личной жизни. Дело рассматривал Высокий Суд Северной Ирландии. Помимо прочего, адвокаты заключенных ссылались на то, что RIPA — это общий закон, который не отменяет действия положений старых специальных законов generalia specialibus non derogant.

По этому вопросу мнения судей разошлись. Лорд главный судья Керр пришел к выводу, что парламент рассчитывал на то, что положения закона о прослушивании будут применяться и к общению заключенных с адвокатами. Иначе говоря, новый общий закон в данном случае имеет приоритет над старыми специальными. Однако два других лорда-судьи сочли, что положения нового закона не означают, что парламент намеревался отменить профессиональные привилегии, предусмотренных ранними законами.

Соответственно, приоритет имеет старый специальный закон. It will, we suggest, be an even rarer case in which it could be held that a statute authorised by necessary implication the abolition or limitation of so fundamental a right by subordinate legislation. Conduct to which that Part applies is declared in the Act to be lawful for all purposes if an authorisation under it confers on that person an entitlement to engage in that conduct and his conduct is in accordance with the authorisation.

The implication of this is that the authorisation will comply with the Convention and it is through the code that this is achieved. This is in favour of implying that situations subject to legal professional privilege are not excluded. The privilege is essential to the administration of justice and no provision is made in the Statute to protect it by requiring authority from an independent person before the exercise of the right may be impeded by covert surveillance.

Having weighed up the competing arguments I consider that it is necessarily and properly to be implied that it was the intention of the legislature that this fundamental right should come within the scope of Part II of RIPA. The Police Act contains express provisions that deal clearly with surveillance which interferes with legal professional privilege see sections 97 1 and 2. It contains more specific and clearer safeguards than RIPA does in relation to directed surveillance.

The Surveillance Commissioner must be satisfied that there are reasonable grounds for believing that the surveillance is necessary for the purpose of preventing or detecting serious crime and that the action is proportionate. Since Parliament in the Act though not in the RIPA has laid down express, clear and limited powers with concomitant duties in the context of surveillance which impact on legal professional privilege I conclude that the more generalised provisions of RIPA cannot have been intended to interfere with legal professional privilege in a wider context.

Между тем все судьи сошлись на том, что имело место нарушение положений Европейской конвенции, имплементированной в британское законодательство. Because the assurances sought were refused, private consultations such as the applicants were entitled to under article 8 did not take place. В результате дело было разрешено в пользу заключенных: действия тюремного начальства, не дающего им встретиться с адвокатами или врачами без риска прослушивания, были признаны незаконными.

По-видимому, упомянутые выше правила разрешения коллизий законов, являющиеся, по сути, просто соображениями здравого смысла, смело можно рекомендовать к применению и в России.

И они действительно находят применение в судебной практике. Однако у нас дело осложняется еще одним обстоятельством: некоторые федеральные законы прежде всего кодексы , не обладая каким-либо специальным статусом по Конституции, самочинно провозглашают свой приоритет над другими федеральными законами.

К числу таких самопровозглашенных лидеров, которые равнее всех других федеральных законов, относится и Гражданский кодекс. Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. Соответственно, лишь в этих случаях ГК согласен признать приоритет над собой специального закона. Возникает вопрос, как судам относиться к этому смелому заявлению? Как к пустой браваде авторов ГК, не имеющей правового значения?

Как к доброму совету, адресованному законодателю в отношении законов, принимаемых в будущем? Как к воле федерального законодателя, подлежащей безусловному исполнению? Скажем, путем признания недействующими положений других законов, противоречащих ГК? Или как к коллизионной норме, подлежащей применению в конкретных делах?

А, может быть, как к пожеланию законодателя, вополощаемому по мере возможности и на усмотрение суда? Между тем законодательство о банкротстве устанавливает возможность введения Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов в случае несостоятельности банка. Налицо конфликт норм. Какая из них подлежит применению? Здравый смысл подсказывает, что вторая, как норма специального закона. Однако из правила о приоритете норм ГК вытекает, по-видимому, противоположный вывод. Что же делать суду в случае спора?

Такой спор действительно возник г. Поставленный в тупик этой коллизией, суд общей юрисдикции попытался переложить решение проблемы на Конституционный Суд, попросив его проверить конституционность закона о банкротстве. КС, впрочем, счел нужным намекнуть непонятливому суду, что по Конституции ни один федеральный закон не имеет приоритета над другими.

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что право на исполнение и обеспечение обязательств по банковскому вкладу непосредственно не регулируется Конституцией Российской Федерации, в том числе теми ее статьями, которые указаны в запросе Питкярантского городского суда Республики Карелия. Оно возникает в результате гражданско - правовых обязательств банков и иных кредитных организаций.

При этом гражданско - правовое регулирование указанных отношений допускает изъятия из общих правил на основе специальных установлений закона. Противоречия же между ГК Российской Федерации и другими федеральными законами, регулирующими указанные отношения, должны устраняться в процессе правоприменения, так как Конституцией Российской Федерации не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае - федеральных законов.

Ни один федеральный закон в силу статьи 76 Конституции Российской Федерации не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Правильный же выбор на основе установления и исследования фактических обстоятельств и истолкование норм, подлежащих применению в конкретном деле, относится не к ведению Конституционного Суда Российской Федерации, а к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

История умалчивает о том, какое решение принял суд первой инстанции. Однако, судя по тому, что законодательство о банкротстве сохраняет работоспособность, здравый смысл восторжествовал, и суды в этой ситуации предпочитают применять закон о банкротстве, невзирая на очевидный конфликт с нормой ГК и на заявление ГК о собственном приоритете. Другой пример. Действовавшее до недавнего времени допотопное законодательство о бухучете принятое, впрочем, после первой части ГК, то есть являющееся по отношению к ней и более поздним, и специальным законом требовало непременного наличия подписи главного бухгалтера на денежных документах под страхом недействительности соответствующих обязательств.

Это требование находится в явном конфликте с положениями и вообще всей идеологией ГК, касающейся сделок юридических лиц. После 16 лет полной неопределенности в этом сверхактуальном вопросе, касающемся абсолютно всех участников оборота, Пленум ВАС счел нужным высказаться на данную тему — в своем постановлении о банковских гарантиях г.

Сославшись на норму о приоритете ГК над прочими федеральными законами, Пленум сообщил, что банковские гарантии без подписи главбуха не следует считать недействительными. В соответствии с абзацем третьим пункта 3 статьи 7 Федерального закона от Вместе с тем судам следует учитывать, что в соответствии с пунктом 1 статьи ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В соответствии со статьей 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Главный бухгалтер юридического лица не является органом юридического лица, следовательно, отсутствие подписи главного бухгалтера на документах, составленных юридическим лицом, не свидетельствует об отсутствии воли юридического лица на совершение соответствующей сделки.

В связи с изложенным отсутствие подписи главного бухгалтера юридического лица, выдавшего банковскую гарантию, не является основанием для признания гарантии недействительной абзац второй пункта 2 статьи 3 ГК РФ.

Какие последствия влечет за собой включение в договор условий, противоречащих положениям закона

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации далее - ГК РФ , законов и иных актов, содержащих нормы гражданского права статья 3 ГК РФ , подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ. Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе, в получении необходимой информации. Дорогие читатели!

Коллизия норм, или какому закону отдать предпочтение?

Не заполнено обязательное поле Подтверждение пароля. Необходимо согласие на обработку персональных данных. В теории права юридическая коллизия 1 определяется как расхождение или противоречие между нормативными правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные правоотношения, а также между компетенцией органов власти. Норма права — обязательное, формально сконструированное правило поведения, установленное или санкционированное государством, обеспеченное его силой, закрепляющее права и обязанности участников общественных отношений и являющееся критерием оценки поведения, как правомерного, так и неправомерного. Причин для возникновения юридических коллизий множество. Это и противоречия между нормами права в связи с их действием во времени например, когда принятие нового правового акта одним и тем же органом одновременно не сопровождалось отменой устаревшего документа , и ошибки в правотворчестве, и определенная неразбериха в системе действующего российского законодательства.

При противоречии закона и договора применяется

Если какое-либо условие договора не соответствует закону, то само по себе это еще не значит, что такое условие не должно применяться. Существует два вида норм:. Остается только определить, является норма императивной или диспозитивной. До недавнего времени все было довольно просто. Соответственно все нормы, в которых такой оговорки нет, — императивные. Пленум отметил, что суд должен толковать норму права исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, учитывая не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая эту норму. Или рассматривать норму как диспозитивную, если она не содержит явно выраженного запрета на иное поведение сторон п. Есть случаи, когда суд должен ограничительно толковать установленный в императивной норме запрет. Даже если в законе установлен категорический запрет на соглашение об ином, может оказаться, что имеется в виду запрет на установление только таких иных условий, которые нарушают положение слабой стороны. Предположим, стороны указали некое условие в договоре, которое противоречит императивной норме Гражданского кодекса РФ.

Общий или специальный? // К вопросу о приоритете ГК над федеральными законами

Указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, иные правовые акты этого же уровня не должны противоречить федеральным законам. В случае противоречия указа Президента РФ или постановления Правительства РФ федеральному закону применяется соответствующий закон. Министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных федеральными законами и иными правовыми актами. Как отмечает Майкл Мескон, коммуникация программирует опрос, используя опыт предыдущих кампаний.

.

.

ВАС РФ задумался о пределах свободы договора

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 3
  1. scalpaylust

    А как же консульский учёт? Венгры дают.

  2. hostcoce

    А вот это уже интересно, это тебе не секс в присутствии нотариуса. Спасибо, Тарас.

  3. torclipmana

    Спасибо, Тарас ??

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных